Бог, обманщик или безумец?

Оглавление
Бог, обманщик или безумец?
Что было бы, если…
Свидетельства о непорочном зачатии
Исторические свидетельства о непорочном зачатии из небиблейских источников
Если Бог стал человеком, то мы вправе ожидать от Него безгрешности
От Бога вправе ожидать чудеса
Воплотившийся Бог ощущал Свое отличие от людей
Воплотившийся Бог говорил бы величайшие слова
Воплотившийся Бог оказал бы непреходящее воздействие на людей
Бог должен утолить духовную жажду
Бог имеет власть над смертью

ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, ОН ДОЛЖЕН ОКАЗАТЬ ГЛУБОКОЕ И НЕПРЕХОДЯЩЕЕ
ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ЛЮДЕЙ


Воздействие Христа на людей нисколько не ослабело за 20 веков христианства. Он ежедневно продолжает радикально преображать человеческие жизни.
„С веками становится всё яснее, — пишет К. С. Латуретт, — что по Своему влиянию на историю Иисус является величайшим деятелем, когда-либо жившим на нашей планете. Это влияние нисколько не уменьшается, напротив — продолжает расти".


„Иисус из Назарета, — продолжает Филипп Шафф, — без денег и оружия покорил больше людей, чем Александр Македонский, Цезарь, Магомет или Наполеон; без помощи науки и знаний Он пролил больше света на человеческие и Божественные вопросы, чем все философы и учёные вместе взятые; без всяких уроков красноречия Он произносил слова жизни, которых никто не говорил ни до, ни после Него, и покорял слушателей лучше, чем любой оратор или поэт; не написав ни одной строки. Он привёл в движение больше перьев и вдохновил на создание проповедей, речей, диспутов, учёных томов, произведений искусства и гимнов, больше, чем вся армия великих людей древности и современности".
„Влияние Иисуса на человечество сегодня столь же сильно, сколь в те времена, когда Он жил среди людей" (Мартин Скотт).


„Его служение продолжалось всего три года — и за этот краткий срок успело вместить в себя глубочайшее из всех значений в истории религии. Ни одна великая жизнь не протекла столь стремительно, столь спокойно и скромно, в таком удалении от шума и суеты мира. И ни одна великая жизнь после своего завершения не вызывала такого всеобщего и длительного интереса" (Филипп Шафф).


„Когда Иисус покинул эту землю, — пишет Гриффит Томас, — Он сказал ученикам, что грядёт время великих подвигов. Века христианства подтвердили Его правоту. Великие подвиги совершались и совершаются сейчас. Иисус Христос в наши дни совершает больше чудес, чем во время Своей жизни на земле. Он спасает души, преобразует жизни, меняет характеры, возвышает идеалы, вдохновляет на добрые дела, способствует всему лучшему, чистому и высокому, что есть в человеческой жизни и развитии.


Оттого и справедливо привлекать внимание к влиянию Христа на историю — ведь оно служит одним из величайших, самых прямых и очевидных доказательств того, что христианство заключается в Христе, и что такой Христос нуждается в объяснении. Невозможно рассматривать этот вопрос как чисто исторический, поскольку он затрагивает каждую область сегодняшней жизни".
Посмотрим, что пишет известный скептик Уильям Леки в своей книге „История европейской морали от императора Августа до Карла Великого".


„Платоники призывали человека подражать Богу,стоики —следовать разуму, а христиане — любить Христа. Поздние стоики нередко объединяли черты совершенства в образе идеального мудреца, а Эпиктет даже учил ставить перед собой некоего выдающегося человека и постоянно представлять себе, что он присутствует рядом. Однако в лучшем случае идеал стоиков мог стать образцом для подражания, и восторг перед ним никогда не мог бы перерасти в привязанность. Дать миру подлинный идеал выпало на долю христианства. Этот Человек на протяжении восемнадцати веков наполняя сердца людей горячей любовью, оказался способным воспламенять людей независимо от их возраста, национальности, темперамента и условий жизни. Он стал не только высочайшим образцом добродетели, но и сильнейшим примером для подражания. Влияние Его оказалось настолько глубоким, что воистину можно сказать: простая запись трёх коротких лет Его деятельности сделала больше для возрождения и смягчения человечества, чем все рассуждения философов и призывы моралистов. Христос стал подлинным источником всего самого лучшего и чистого в христианстве. Среди всех прегрешений и ошибок, среди продажных священников, среди преследований и фанатизма, столь омрачивших историю Церкви, она всё же выжила благодаря своему Основателю…"


„Тысячи и миллионы наших современников, — пишет Гриффит Томас, — как и в былые века, свидетельствуют о могуществе и славе христианства, благодаря которому они смогли преодолеть свою греховность и безнравственность. Таковы факты, поддающиеся исследованию. Они подсказывают вывод для всех, кто желает его сделать".
В другом месте Гриффит Томас отмечает, что в современном мире нет никого, кто сравнился бы по влиянию с Иисусом. Сама жизнь, по его словам, „пишет пятое Евангелие — труды Иисуса Христа в сердцах и жизнях людей и народов".


Приведём ещё одну цитату Наполеона:
„Христос — единственный, Кому удалось возвысить человеческий разум до незримого, возвысить настолько, что он потерял чувствительность к преградам пространства и времени. Через пропасть восемнадцати веков Христос требует от нас самого трудного, того, что философ может тщетно просить от своих друзей, отец — от детей, невеста — от супруга и человек от собственного брата. Он требует нашего сердца, чтобы безраздельно завладеть им без всяких оговорок — и Его требование исполняется! Силы и способности человеческого сердца присоединяются к империи Господа. Все, кто искренне верит в Него, испытали эту небывалую любовь к Нему. Это необъяснимое явление лежит целиком за пределом человеческих способностей. Время, великий разрушитель, неспособно ни ограничить этой любви, ни ослабить".


В книге Е. И. Маллинза „Почему христианство истинно" мы находим вопрос, который нередко задают сомневающиеся:
„Могут ли все люди на земле усвоить эту высокую религию? Взывает ли она, как мы провозгласили, к человеку независимо от его расы, места обитания и условий жизни? Доходит ли она равным образом до мудрецов и невежд? Понятны ли её принципы всем людям без исключения?"
Где бы Он ни был, Он —наш Господь. Когда Он требует от нас идти на жертвы, мы приносим их. Он не требует от нас фанатизма. И тем не менее, ведёт людей на жертвы и подвиги.


Тот же Наполеон, признавая таинственность природы Христа, отмечал, что „эта тайна утоляет некую жажду людей, и если отвергнуть её, то мир превратится в необъяснимую загадку. Если же поверить в неё — то история человечества получает полное объяснение".
Невозможно не признать, что „со времён Христа, при всём прогрессе в области мысли, человечество не получило ни одного нового нравственного идеала", — указывает Томас.
„Законом нашей веры, — пишет Р. Г. Грюнлер, — является провозглашение всеобъемлющего значения Христа. Где бы и когда бы ни говорили о Нём, люди, вставшие лицом к лицу с Его конкретностью, с Его гуманизмом, ощущают рядом присутствие Бога".


„Хотя другие религии и предлагали свои собственные идеалы долга, любви, — отмечает Томас, — они так и не сумели приблизиться к Христу ни по своему реализму, ни по притягательности, ни по могуществу. Учение Христа замечательно своей универсальностью, своей применимостью ко всем людям, детям и взрослым; оно адресовано всем векам, а не только тому времени, в которое возникло. Причиной этого является его упор на три стороны отношения к Богу и человеку, на три чувства, с притягательностью которых не сравнится никакое иное. Христос призывает к раскаянию, доверию и любви".


Джордж Банкрофт считает, что имя Христа- „написано в начале каждой страницы современной истории".
„Действительно, были в истории и другие религии с миллионами последователей. Но так же верно и то, что существование и развитие христианской церкви не имеет себе равных, не говоря уж о том, что христианство привлекло к себе лучших мыслителей человечества, и что оно нисколько не страдает от непрестанного расширения границ наших знаний" (Г. Томас).


А. М. Фэрбэрн полагает, что наиболее примечательный факт в истории христианской церкви — это „непрерывная и повсеместная деятельность Христа. Он неустанно способствовал её расширению и процветанию. Церковь принимала разные формы, разделялась, проходила через различные периоды, но продолжала существовать и оставаться единой благодаря основному принципу — преданности Ему".
Даже Давид Штраус вынужден признать, что по прошествии 1800 лет „Он остаётся высочайшим религиозным образцом, доступным нашей мысли, и никакое подлинное благочестие невозможно без Его присутствия в сердце".


Как говорил Уильям Чаннинг, „Мудрецы и герои истории постепенно отходят от нас, и время заносит записи об их делах на страницы, которые непрерывно сужаются. Но у времени нет власти над именем, подвигами и словами Иисуса Христа".
„Иисус был величайшим религиозным деятелем всех времён, — считает Эрнест Ренан. — Его красота вечна, и Его царство никогда не кончится. Иисус во всех отношениях уникален и несравним". В другом месте он отмечает, что „вся история человечества станет бессвязной, если устранить из неё Иисуса".
„То, что галилейский плотник не только объявил Себя Светом мира, но и до сих пор считается таковым, по прошествии стольких веков, разумнее всего объяснить тем, что Он действительно Бог" (Бернард Рамм).


В статье, напечатанной Джорджем Баттриком в популярном журнале „Лайф", мы читаем, что „Иисус дал истории новое начало. Он дома в любой стране: повсюду люди считают, что Он похож на лучших сынов именно их народа и на Бога. Его день рождения отмечают по всему миру. Его смертный час отмечен крестами, воздвигнутыми в любом городе мира. Кто же Он?"


В заключение этой главы приведём отрывки из двух религиозных очерков, получивших широкое распространение в Америке в виде брошюр. Первый называется „Одна-единственная жизнь". В нём мы читаем:
„Вот Человек, родившийся в глухой деревушке. Сын крестьянки. Вырос Он в другой деревне, и до тридцати лет работал плотни ком, а затем в течение трёх лет был странствующим проповедником. У Него никогда не было дома. Он не написал ни одной книги. Никогда не занимал ни одной должности. Никогда не имел семьи. Не получил никакого образования. Ни разу в жизни не был в большом городе, и никогда не удалялся больше, чем на триста километров от родной деревни. Иными словами. Он не совершил ничего такого, с чем мы обычно связываем представление о великом человеке. Он ничем не может вызвать нашего восторга, кроме Самого Себя… Он был ещё молодым человеком, когда народ стал преследовать Его. Друзья от Него отвернулись. Один из них предал Его. Он попал в руки Своих врагов, прошёл через судебный фарс и был прибит гвоздями к кресту рядом с двумя разбойниками. Покуда Он умирал, Его палачи бросали жребий о единственной Его собственности на этой земле — Его одежде. После смерти Его сняли с креста и, стараниями сердобольного знакомого, положили в принадлежащую другому могилу.


Прошло девятнадцать долгих веков, и сегодня Он стал средоточием человеческого племени и предводителем Его поступательного движения. Не рискуя ошибиться, можно сказать, что все когда-либо маршировавшие армии, все когда-либо построенные флотилии, все парламенты в истории и все когда-либо правившие цари, вместе взятые, не повлияли на жизнь человека на этой земле так глубоко, как эта, одна-единственная жизнь".


Другой примечательный очерк называется „Несравненный Христос". Приведём характерный отрывок:
„Более девятнадцати веков назад жил Человек, рождённый против законов природы. Этот Человек жил в бедности и был воспитан в безвестности. Он мало путешествовал и всего один раз пересёк границу Своей родины — во время бегства в Египет, ещё младенцем.


У Него не было ни влияния, ни богатства. Родственники Его были люди скромные, без квалификации и образования. В младенчестве Он поразил царя, в детстве Он озадачивал раввинов, в зрелости Он управлял природой, ходил по волнам, будто по мостовой, усмирял море и воскрешал. Он исцелял целые толпы без лекарств и не брал за это никакой платы.


Он не написал ни одной книги. Но все библиотеки нашей страны не вместят книг, написанных о Нём. Он не написал ни одной песни. Но Он дал тему для стольких песен, сколько не дали все композиторы, вместе взятые.
Он никогда не основал ни одной школы. Но все школы мира не могут похвастаться таким количеством учеников, как у Него.


Он никогда не командовал армией, не призывал солдат, не стрелял из винтовки. Но ни у одного государственного деятеля никогда не было столько добровольцев, как у Него, которые по Его приказу заставили добровольцев, стольких мятежников сложить оружие и сдаться без единого выстрела.
Он никогда не занимался психиатрией, но исцелил больше разбитых сердец, чем все врачи мира. Каждую неделю по всему миру замирают вращающиеся колёса торговли и промышленности, и толпы людей приходят на молитвенные собрания, чтобы отдать Ему дань любви и уважения.


Где имена былых гордых правителей Греции и Рима? Где имена учёных, философов и богословов прошлого? Но имя этого Человека звучит всё чаще и чаще. Время проложило уже девятнадцать веков между Его смертью на кресте и нашим поколением, однако Он до сих пор жив. Ирод не смог погубить Его, а могила — удержать.
Он встаёт на высочайшем пьедестале небесной славы, коронованный Богом. Ему подчиняются ангелы, поклоняются святые, и бесы страшатся Его — живого, близкого Христа, нашего Господа и Спасителя".



 

Поиск

© Церковь «Новая Жизнь» г. Челябинск, 2009 г. | Разработка сайта и техподдержка 4lyabinsk.ru

wwjd.ru: Христианская поискова система.