Воскресение: обман или исторический факт?

Оглавление
Воскресение: обман или исторический факт?
Важность воскресения Христа
Христос говорит о своем грядущем воскресении
Исторический подход
Свидетельства истории и закона
Свидетельства ранних отцов церкви
Обстоятельства событий у гробницы перед воскресением
Обстоятельства событий после воскресения
Иисус был жив — явления после воскресения
Достоверный исторический факт
"Теории", выдвигавшиеся для объяснения воскресения
Теория обморока
Теория похищения
Теория галюцинации
Теория"ошиблись гробницей"
Заключение

Исторический подход

Воскресение Иисуса — событие во времени и пространстве

Воскресение Христа — это историческое событие, имевшее определённое пространственно-временное измерение. Уилбур Смит отмечает по этому поводу, что „значение воскресения — вопрос богословский, факт же воскресения — вопрос исторический; природа воскресения Иисуса во плоти может оставаться загадкой, но факт исчезновения тела из гробницы следует объяснить с помощью исторических свидетельств.

Речь идёт о конкретном географическом месте, о конкретном владельце гробницы, жившем в первой половине первого века; гробница была вырублена в скале близ Иерусалима, и стены её состояли не из какой-нибудь призрачной субстанции или облачной пыли, но из минералогически определённого материала. Стражники перед гробницей отнюдь не были воздушными существами с Олимпа; Синедрион представлял собой совет реальных людей, часто собиравшихся на свои заседания в Иерусалиме. Обильные письменные свидетельства говорят нам, что Иисус был реальным человеком среди людей, Кем бы ещё Он ни был помимо этого; что ученики, которые проповедовали врскресшего Господа, были обычными людьми, которые ели, пили, спали, страдали, работали, умирали. Что можно усмотреть во всём этом начётнического?"

Игнатий (ок. 50–115 г.), епископ Антиохийский, уроженец Сирии и ученик апостола Иоанна, был, как говорит история, брошен на растерзание диким зверям в римском Колизее. Его „Послания" были написаны во время путешествия из Антиохии навстречу мученической смерти. В это время, когда ум его, несомненно, был весьма трезвым, он писал о Христе: „Он был распят и умер при Понтии Пилате. Он был распят на самом деле, а не для виду, и умер на глазах тварей небесных, земных и подземных.

Он также воскрес из мёртвых на третий день… Вдень приготовления к празднику Пасхи, в третьем часу, Он получил Свой приговор от Пилата, ибо Отец Его позволил это; в шестом часу Он был распят; в девятом часу Он испустил дух; и ещё до заката был погребён. Всю субботу Он пролежал в гробнице, куда положил Его Иосиф Аримафейский.
Мать носила Его, как любого из нас, в утробе, сколько положено времени; Он был рождён, подобно нам; Его кормили обычным материнским молоком, и обычным мясом, и напитками, как любого из нас. И когда Он тридцать лет прожил среди людей, Иоанн Предтеча крестил Его по-настоящему, а не для- виду; когда Он три года проповедовал Евангелие и совершал чудеса и знамения, Он, Который Сам был Судьёй, был судим евреями, не достойными этого имени, и наместником Пилатом; Его били плетьми, хлестали по щекам, плевали на Него; на Него надели терновый венец и багряницу; Его приговорили к смерти и распяли — по-настоящему, не для виду, не обманно, не игрой воображения. Он истинно умер, был погребён и восстал из мёртвых…"

Вот что пишет о времени Христа и Его распятии блестящий историк Альфред Эдерсхайм:
„Короткий весенний день клонился к вечеру субботы. Закон, вообще говоря, запрещал оставлять на ночь на кресте тело казнённого преступника. Возможно, что в обычных обстоятельствах евреи и не обратились бы так доверительно к Пилату, чтобы попросить его сократить время страданий распятых, дело в том, что смерть на кресте нередко затягивалась на много часов, а иногда и дней. Но день был особенный — наступавшая суббота была „высоким днём", ибо совпадала со вторым днём Пасхи, который считался столь же святым, как и первыйи даже, пожалуй, более святым, потому что именно в этот день Богу предлагалась жертва снопа (начало жатвы)".

„Попросту говоря, — комментирует Уилбур Смит, —о подробностях тех часов, которые предшествовали смерти Христа и последовали за нею, близ Иерусалима и в самом городе, мы знаем больше, чем об обстоятельствах смерти любого другого человека древнего мира".

„Иустин Мученик (ок. 100-165), философ, мученик,апологет. …Будучи упорным искателем истины, он последовательно стучался в двери стоицизма, учения Аристотеля, пифагорейства и платонизма, хотя всю жизнь ненавидел эпикурейство… Этот добросовестный последователь Платона стал верующим христианином. Он говорил, что находит «лишь христианство безопасной и полезной верой». (Мойер).

И действительно, Иустин Мученик понял, что если философские системы древности предлагали лишь интеллектуальные построения, то христианство предлагало Самого Бога, принявшего участие в человеческой истории через Иисуса Христа. Ясно и твёрдо Иустин Мученик заявлял, что: „…Иисус родился сто пятьдесят лет назад при Кирении, и далее жил во время правления Понтия Пилата…"

Обращаясь к работам Тертуллиана (ок. 160–220 г.) из Карфагена в Северной Африке, мы находим следующее: „Но евреи были так разгневаны Его учением, обвинявшим их вождей и правителей в уклонении от истины и привлекшим множество последователей, что в конце концов они привели Его на суд Понтия Пилата, в то время римского наместника в Сирии, и обвиняли Его столь яростно, что заставили отдать Христа им на распятие".

Что до воскресения Христа, то Тертуллиан называет его „фактом куда более достоверным, чем рассказы Прокула о Ромуле" (Прокул был 4 римским сенатором, уверявшим, что Ромул являлся к нему после смерти).

Отдав Христа на смерть, Понтий Пилат, „в глубине души сам христианин, сообщил о Нём правящему императору, в то время Тиберию. Римские кесари и сами уверовали бы в Христа, если бы тогдашний мир не нуждался в кесарях, либо если христиане могли бы становиться кесарями. Его ученики, странствуя по свету, поступали по воле своего Божественного Повелителя. Приняв немало страданий от преследований евреев и приняв их не без готовности, в силу своей непреклонной веры в истину, многие из них в конце концов приняли смерть от жестокого меча Нерона, посеявшего семя крови христиан в Риме". (Тертуллиан).

Следующий поразительный отрывок мы встречаем у еврейского историка Иосифа Флавия в его „Иудейских древностях", написанных в конце I века: „К этому времени явился Иисус, человек мудрый, если только можно назвать его человеком, потому что он вершил удивительные дела и был учителем для многих, жаждущих истины. Множество иудеев и греков последовало за ним. Человек этот был Христос. И когда по обвинению вождей наших Пилат осудил его на крест, возлюбившие его прежде остались ему верны, ибо он вновь явился к ним живой на третий день, как предсказывали пророки Господни, которые говорили о нём тысячи других удивительных вещей. И до сей поры не вымер род христиан, получивших от него своё имя".

Предпринимались попытки доказать, что этот отрывок не мог быть написан Иосифом Флавием. Между тем, как пишет Майкл Грин в своей книге „Человек Живой", „этот отрывок из Иосифа Флавия использовался историком Евсевием ещё в четвёртом веке". Стоит отметить, что он приводится и в последнем академическом издании трудов Флавия, что становится особенно примечательным, если вспомнить, то автор был далёким от христианства евреем, писавшим, в угоду римлянам. Этот рассказ явно не отвечал их вкусам, и Флавий вряд ли включил бы его в свой труд, не будучи уверен в его достоверности.

Говоря об исторической природе верований ранних христиан, профессор Лини отмечает следующее: „Сам Новый Завет определяет случившееся совершенно однозначно: Иисус был распят и погребён. Его последователи были полностью обескуражены. Но через самое короткое время они вдруг невероятно воспряли духом, вновь обретя такую сильную веру, что она поддержала их в подвижнической жизни и мученической смерти. Если поискать ответа в книгах, написанных этими последователями и о них, мы не найдём там объяснения вроде „мы постепенно убедились, что мы смертны, но распятый и погребённый жив". Вместо этого мы читаем, что „умерший Иисус после смерти явился живым перед некоторыми из нас, и другие поверили их свидетельству". Стоит заметить, что тут мы имеем дело ни с чем иным, как с историческим подходом; исторична и фраза „Христос воистину воскрес", которая привела к вере множество людей".

Останавливаясь на „юридической" достоверности Новозаветных свидетельств, Бернард Рамм пишет: „В Деяниях Апостолов (1 глава) Лука рассказывает, что явление живого Христа сопровождалось „многими верными доказательствами"; это выражение указывает на самые убедительные юридические свидетельства".

„Уверенность апостолов, — пишет Кларк Пиннок, — была основана на их реальном опыте. Христос явился им живым „с многими верными доказательствами" (Деян. 1:3). Лука использует греческий термин, означающий явное доказательство. К вере в воскресение Христа учеников заставили прийти неопровержимые свидетельства, которые дошли и до нас в виде письменных трудов. В наш век, который требует свидетельств для объяснения христианской веры, особенно важно ответить на это требование с исторической точки зрения, ибо воскресение относится к области исторических фактов и составляет убедительнейший довод в пользу веры в Христа как Спасителя".

О достоверности свидетельств воскресения Иисуса пишет профессор Эрнест Кеван:

„Книга „Деяния Апостолов" была написана Лукой приблизительно между 63 г. и падением Иерусалима в 70 г. Во вступлении к своему Евангелию он пишет, что данные для книги собирал у очевидцев. Очевидно, тот же подход был использован при написании „Деяний". В отдельных местах своего повествования он употребляет местоимение „мы", что указывает на его непосредственное участие в некоторых из описываемых событий. Лука находился в гуще проповеднической деятельности первых христиан, сам принимая участие в грандиозных событиях тех далёких дней. Следовательно, и сам он — современник и очевидец… Невозможно представить, что ранняя церковь не знала собственной истории; и сам факт, что книга эта была принята церковью, говорит в пользу её достоверности".

Цитируя одного из авторитетных богословов, Кеван указывает, что „церковь слишком свята, чтобы покоиться на гнилом фундаменте, и слишком реальна для того, чтобы в её основу легли мифы".

„Нет более ценных свидетельств для установления исторического факта, чем письма современников, — пишет далее профессор Кеван.

…Таким неопровержимым свидетельством являются послания апостола Павла. В них содержатся ценнейшие исторические доказательства. Письма, адресованные галатам, коринфянам и римлянам, не вызывают у специалистов практически никаких сомнений в своей подлинности. Павел написал их во время своих миссионерских странствий, по-видимому, между 55 и 58 гг. Эта дата ещё больше приближает свидетельство о воскресении Христа к самому событию: промежуток составляет всего 25 лет. Поскольку же Павел ясно даёт понять, что его письма написаны на ту же тему, на какую он говорил с адресатами, будучи среди них, этот промежуток сокращается ещё больше".

Бернард Рамм отмечает, что даже „при самом поверхностном чтении Евангелий очевидно, что они пишут о смерти и воскресении Христа гораздо подробнее, чем о любой другой части Его служения. Подробности воскресения невозможно искусственно отделить от рассказов о страданиях и смерти Христа".

Христос не раз являлся людям после Своего воскресения. Эти Его появления происходили в конкретное время, в конкретных местах, перед конкретными людьми.

Вольфгарт Панненберг, профессор систематического богословия в Мюнхенском университете в Германии, учился у Барта и Джасперза и занимался прежде всего проблемой взаимоотношений между верой и историей. Собрав в Гейдельберге небольшую группу энергичных богословов, он создал богословское направление, которое на первое место ставит исследование исторических свидетельств возникновения христианства.
Этот блестящий учёный пишет, что вопрос о воскресении Христа есть вопрос исторический и, будучи таковым, должен быть разрешён на уровне научной исторической дискуссии.

Исследователь Нового Завета С. Х. Додд твёрдо уверен, что „воскресение Христа остаётся историческим событием…"
Цитируя С. Ф. Муля, профессора Кембриджского университета, Дж.Н. Д. Андерсон пишет: „От самого начала убеждение, что Иисус воскрес из мёртвых было то, что определяло существование. Ничем иным нельзя было объяснить поступки этих людей… Ни на одной странице Нового Завета не говорится о том, что христиане стоят за какую-то особую философию жизни или особую мораль. Их единственной ролью было свидетельствовать о реальном, по их словам, событии — воскресении Иисуса из мёртвых… Христиан по-настоящему выделяла только вера в воскресение Иисуса по Божьему замыслу, в то, что воскресший Иисус — это небывалое единство Сына Божьего и человека, что верой в Иисуса, таким образом, можно достичь примирения божественного и человеческого".

„Воскресение Христа есть главная основа апостольской церкви, — подчёркивает У. Дж.Спарроу-Симпсон, — причём не только в догматическом, но и в реальном смысле… Фундаментальная природа воскресения была ясна первым христианам, которые отводили ему главное место в своих свидетельствах. Апостол предопределён быть свидетелем воскресения Христа (Деян. 1:22). В Афинах говорили о сути учения Павла как о „Христе и воскресении" (17:18). В первых главах Деяний подчёркивается фраза: „Сего Иисуса Бог воскресил, чему мы все свидетели" (2:32).

Будучи историческим событием, именно Его Воскресение дало людям возможность поверить в то, что Он действительно был послан Богом для искупления грехов человечества. Это не просто вопрос нравственного влияния Его характера, примера и учения. Верность Ему как Искупителю укрепляется верой в воскресение и не могла бы быть оправдана без него. В самом деле, отрицающие Его воскресение обычно отрицают Его божественную сущность и Его труды во искупление грехов во всех смыслах, которые признал бы апостол Павел" (Хейстингз).



 

Поиск

© Церковь «Новая Жизнь» г. Челябинск, 2009 г. | Разработка сайта и техподдержка 4lyabinsk.ru

wwjd.ru: Христианская поискова система.